5 рядовое воскресенье (С)


ПЕРВОЕ ЧТЕНИЕ Ис 6, 1-2a. 3-8

В год смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесённом, и края риз Его наполняли весь храм. Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл. И взывали они друг ко другу, и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями. И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа. Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника, и коснулся уст моих, и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твоё удалено от тебя, и грех твой очищен. И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдёт для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня.

ОТВЕТНЫЙ ПСАЛОМ Пс 138 Припев: Ангелы Господни прославляют Бога.

 ВТОРОЕ ЧТЕНИЕ 1 Кор 15, 1-11

Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребён был, и что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился Кифе, потом Двенадцати. Потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили. Потом явился Иакову, также всем Апостолам. А после всех явился и мне, как некоему извергу. Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал Церковь Божию. Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною. Итак я ли, они ли, мы так проповедуем, и вы так уверовали.

ЕВАНГЕЛИЕ Лк 5, 1-11

В то время: Когда народ теснился к Иисусу, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского, увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети. Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки. Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину, и закиньте сети свои для лова. Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь, и ничего не поймали; но по слову Твоему закину сеть. Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась. И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке, чтобы пришли помочь им; и пришли, и наполнили обе лодки, так что они начинали тонуть. Увидев это, Симон Пётр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных; также и Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами Симону. И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков. И, вытащив обе лодки на берег, оставили всё и последовали за Ним.

 

Отплыви на глубину

Отрывок из Исайи, открывающий сегодняшнее слушание Слова, выразительно показывает реакцию верующего человека пред видением Бога: Тайна «ужасная н завораживающая» вызывает осознание собственного коренного недостоинства и священный ужас, рождающий мысли о смерти. Бог спасает положение посредством ритуального очищения, за коим следует отправление. Это ужасающее видение резко отличается от непосредственного и досягаемого присутствия Христа, являющего Себя, как контрапункт, Богом близким, Иммануилом, «Богом-с-нами». Не только у избранника, очищенного священным огнём, есть доступ ко Христу, но также и толпы людские могут видеть Его, слышать Его слово.

Итак, Иисус говорит к толпе. Его Слово и передаваемое спасение не знают границ, они не для элиты, не требуется никаких поручительств: ни о государственной принадлежности, ни о расовой, ни о социальных качествах, ни о нравственных – чтобы войти в число слушателей Христа. Он говорит из лодки простых рыбаков, вскоре имеющих стать Его учениками. В Симоновой лодке мы видим символ грядущей Церкви, из которой Иисус говорит каждому. В этой проповеди из лодки раскрывается ничем не ограниченная всеобращённость, характеризующая провозглашаемую Церковью евангельскую весть.

И всё же, каков отклик на сие провозглашение? Как приняла та толпа Слово Божие из уст нового Назаретского учителя? Евангелие умалчивает об этом. Ответные действия перед Словом и Самим Христом, наверное, были самые разные, как в ином месте даёт нам понять притча о сеятеле. Иисус бросает семя, и каждый должен ответит сам на этот призыв. Но ясным кажется то, что, если принимаешь Слово Христово всерьёз и до конца, невозможно остаться «на берегу». Берег, неизбежно будучи отправной точкой, недостаточен, поскольку указывает на недостаток глубины, поверхностность. Слушающий Слово и принимающий Его всерьёз тут же приглашается отплыть «на глубину» (duc in altum), в открытое море, где воды поистине глубоки. А для этого необходимо, войдя в воду, забраться в лодку.

В сегодняшнем Евангелии приглашаются проделать это плавание на глубину лишь Симон со товарищи, но в них надлежит нам видеть всякого человека, слушающего весть Христову, независимо от обстоятельств: в полчищах безликих масс, на берегу озера, случайно, поверхностно, внимательно… Вопрос в том, произошла ли встреча с этим близким Богом, говорящего с нами человеческими словами, которые уже сами по себе суть приглашение забираться в лодку и плыть туда, где глубоко.

Однако же, такое приглашение нередко встречает в нас сопротивление, как мы можем видеть также и у Петра. Плыть на глубину требует многой самоотдачи, многого времени, а результаты такой суровой борьбы лишь с трудом можно назвать плодотворными, а порой она скорее и вовсе бесплодна. Непрестанное искушение христианской жизни во всех своих призваниях – остаться на берегу, где всё ясно, есть движение, люди, где есть на что отвлечь внимание, где, кроме того, мы можем посвятить себя многочисленным неотложным делам, которые то и дело готовит нам жизнь, создавая ощущение, будто мы занимаемся вещами полезными, имеющими смысл. Там же, где воды глубоки, нужно бороться в одиночку и посреди ночи; а нередко будет и так, что нас скуёт чувство ненужности и бессмысленности. Чтобы вылазка на глубину принесла плоды, надобно, во-первых, упорное терпение, а кроме того, доверие. Сам Господь приглашает нас направиться в те воды и там трудиться. Только так Слово, услышанное на берегу, но обдумываемое, созерцаемое, внимаемое в уединённой ночи, может в своё время принести неожиданные и изобильные плоды, превосходящие все наши ожидания.

А когда происходит глубокая встреча со Словом Христовым, со Словом, которым есть Сам Христос, вновь возникает чувство собственного недостоинства, отягощавшее Исайю, но на сей раз перед Богом, который, хоть и близок и человечен, в конце концов, остаётся Богом. Ответ «выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный» произносится уже не Симоном, а, придерживаясь евангельского текста, Симон Пётр. Это ответ, во многом превосходящий простое удивление перед необъяснимым феноменом: это выражение религиозного чувства, подобному Исайевому, истинное исповедание («Господи») от лица рыбака (Симона), начавшего обращаться в ученика (Петра). Близость Божия в Христовом человечестве не имеет целью искоренить основополагающее религиозное чувство почитания и поклонения, а лишь совлечь с него обычно сопровождающий оное священный ужас. «Не бойся», «не страшитесь» – именно такими словами часто обращается к нам Иисус.

Сегодняшнее евангельское повествование говорит нам, с одной стороны, об апостольской миссии Церкви, которой нужно уметь уравновешенно сочетать труд протяжённый и труд напряжённый. Протяжённый труд – это провозглашение Слово каждому, с чувством всеохватности и избегая всякого сектантства: Церковь не живёт и не трудится ради себя самой, но должна быть подобна лодке, из которой ныне глаголет Иисус, место открытое, доступное, к которому всяк может приблизиться. Этим, однако, миссия её не исчерпывается: то же самое провозглашение должно быть также адресованным каждому приглашением подняться на лодку, в которой сидит Иисус, дабы отплыть на глубину. Для углубления требуется, чтобы существовало пространство, среда, люди, благотворные для такого делания, терпеливого, долгого, тяжёлого, но необходимого, чтобы пожать неожиданные и изобильные плоды не только для тех, кто их выуживает, но и чтобы разделить оные, ибо они призваны питать многих. В Церкви есть особые призвания, посвящённые «плаванью на глубину»: созерцательная монашеская жизнь, богопосвящённые в целом, священники, провозглашающие Слово, также и миряне, старающиеся в определённых духовных движениях и течениях раскрыть глубину своего призвания в миру, в браке, в избранной профессии. В действительности, все верные христиане призваны, каждый согласно собственному положению, прислушаться к приглашению и, прилагая усилия, грести на глубину. Посему этот текст, с другой, более личной, стороны, ставит ребром вопрос о нашем взаимоотношении со Словом Христовым: слушаем ли мы Его только от случая к случаю, посреди толпы, на берегу, поверхностно (например, более или менее формально исполняя наши христианские «обязанности»)? Или же проделываем, помимо этого, путь личного осознания Слова, упорно, усердно, порой блуждая во тьме, но храня веру в то, что, в конце концов, мы получим плоды, превосходящие всякие ожидания?

Иногда говорится, что молитва и созерцание – бесполезное времяпрепровождение, свойственное людям, бегущим от тягости жизни и находящим прибежище в «мистике». Говорящие так, кроме того, что не осведомлены о богатствах, сокрытых в глубинных водах, понятия не имеют о выдержке, о терпении, о силе духа, требующихся, чтобы устоять в этой борьбе, зачастую вершащейся во мгле ночной. Молитва и созерцание – занятия не для слабовольных, а для крепких духом, укрепляющихся как раз таки в этом настолько «бесполезном», что даже сущностно важном времяпрепровождении.

Эта крепость необходима также потому, что противостояние с глубинным означает в том числе взглянуть в лицо собственной тени, осознать собственный грех, как нам сегодня даёт понять Пётр. И только так, честно признавая грешное состояние пред Единственным способным очистить нас, возможно преодолеть всякий страх, переходя к отношениям, основанным на полном доверии.

Только встреча на глубине со Христом и Его Словом раскрывает перед нами до конца, кто Он, а также кто мы пред Ним. Слушающий Слово на глубине, вкусивший хотя бы в наименьшей степени заключённые в Нём богатства не может не передавать Его другим. Иисус, задавая вопросы, призывая нас Своим Словом, ещё и отправляет нас в путь. Во всём этом есть любопытное сочетание утверждения и преображения собственной сущности. Бог, призывая нас и встречаясь с нами на глубине, укрепляет наше естество, относясь к нему с большим уважением: будучи рыбаками, рыбаками мы и останемся. Однако, если мы затронуты опытом глубины, естество наше уже не сможет не говорить, а говорит оно эхом Слова, произнося Его в том, что мы делаем и переживаем. Симон обращается в Петра, рыболова моря-озера Геннисаретского, ловца человеков в мировом море. Похожим образом, Савл, неумолимый защитник иудаизма и гонитель Церкви, обращается в Павла, апостола, неутомимого труженика распространения Евангелия, «которым и спасаемся». И так, каждый из нас, в согласии с христианским призванием, в котором ему посчастливилось жить, может задать себе вопрос, как, не перестав быть собой, он превратился в свидетеля, отражающего в своей жизни Слово Христово, сообщая и разделяя плоды своего личного чудесного улова.

Удивительна, пожалуй, готовность, с которой Симон Пётр с товарищами, Св. Иаковом и Св. Иоанном, бросают всё и стремятся вослед Учителя. Но удивляться будет нам нечему, если мы обратим внимание на то, что таковое следование произошло после встречи со Христом на глубине. Есть некая сущностная связь между приглашением отгрести на глубину и призывом последовать за Ним.

Порою быть христианином и жить последователем Христовым становится трудно, будто подъём на крутую гору. Конечно же, на этом пути существуют настоящие, объективные трудности, Христос не сокрыл их от нас. Существуют, тем не менее, и другие субъективные, зависящие от нашей собственной поверхностности, от нашей решимости остаться на берегу, от нашего сопротивления хождению на глубину и борьбе в ночной мгле. Примем же сегодня Господне приглашение отплыть на глубину и, доверясь Его Слову, постараемся, чтобы и нас затронул опыт глубины.

(Перевод: Денис Малов cmf)

Anuncios

Etiquetas: ,

Responder

Introduce tus datos o haz clic en un icono para iniciar sesión:

Logo de WordPress.com

Estás comentando usando tu cuenta de WordPress.com. Cerrar sesión /  Cambiar )

Google photo

Estás comentando usando tu cuenta de Google. Cerrar sesión /  Cambiar )

Imagen de Twitter

Estás comentando usando tu cuenta de Twitter. Cerrar sesión /  Cambiar )

Foto de Facebook

Estás comentando usando tu cuenta de Facebook. Cerrar sesión /  Cambiar )

Conectando a %s


A %d blogueros les gusta esto: